Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних

 
                     ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 
                ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
 
О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
 
     За последние пять лет преступность несовершеннолетних снизилась
на    26,5%,    судимость   -  на  12,0%.  Удельный  вес   судимости
несовершеннолетних  в  общей  судимости по республике за эти годы не
превышал  10,0%.  Сохраняется  тенденция  преобладания  преступлений
корыстной  направленности.  За  преступления  против собственности в
2001    году    осуждено  72,3%  от  общего  количества   осужденных
подростков.
     Данные,  характеризующие  состав  этой  категории  осужденных в
минувшем году, показывают, что значительный удельный вес в структуре
судимости  занимают  групповые  преступления  (71,8%),  почти каждый
третий   (29,5%)  в  момент  совершения  преступления  находился   в
состоянии  алкогольного  опьянения, каждый четвертый (24,5%) состоял
на  учете  в  органах внутренних дел, почти каждый пятый (18,9%) был
ранее судим.
     Проведенное  обобщение  судебной  практики свидетельствует, что
суды  рассматривают  эти  дела  в  основном  правильно. Вместе с тем
выявлены недостатки. Например, имеют место случаи, когда при наличии
в   отношении  обвиняемого  оснований  для  предъявления   обвинения
постановление о привлечении его в качестве обвиняемого не выносилось
и  обвинение  не  предъявлялось,  а  следственные  действия  по делу
проводились  с  участием  несовершеннолетнего  в качестве свидетеля.
Суды же оставляли такие факты без реагирования.
     Старшим дознавателем группы дознания Дрибинского РОВД 9 октября
2001  г.  возбуждено  уголовное  дело  по факту хищения материальных
ценностей.  В ходе оперативно-розыскных мероприятий в  тот  же  день
установлены виновные лица - Ф.  и несовершеннолетний А. Тем не менее
10 октября А.  был допрошен в качестве свидетеля.  Через месяц -  12
ноября 2001 г.  он также допрашивается в качестве свидетеля,  причем
оба раза предупреждался об уголовной ответственности  по  ст.ст.401,
402  УК (на момент допроса достиг пятнадцатилетнего возраста).  Лишь
за три дня до окончания срока следствия (26 ноября 2001 г.) вынесено
постановление  о признании А.  подозреваемым,  к участию в деле были
привлечены защитник, педагог и законный представитель.
     Подобная    практика    не    соответствует  закону,  так   как
несовершеннолетние  лица,  фактически  являясь  подозреваемыми   или
обвиняемыми,  не  имеют  возможности воспользоваться дополнительными
процессуальными  гарантиями,  положенными им в данном процессуальном
статусе.  Кроме того, следственные действия с их участием в качестве
свидетелей  зачастую  проводятся под страхом привлечения к уголовной
ответственности  за  дачу  ложных  показаний  и  за  отказ  от  дачи
показаний. Судам в этих случаях следует выносить частные определения
в адрес органов следствия.
     Законодательство Республики      Беларусь       предусматривает
возможность  проведения закрытого судебного разбирательства по делам
о преступлениях лиц, не достигших 16-летнего возраста. В то же время
закон   не  обязывает  суд  рассматривать  указанную  категорию  дел
исключительно в закрытом заседании,  а лишь предоставляет ему  такое
право.   Поэтому,   назначая   судебное   разбирательство   по  делу
несовершеннолетнего,  судья обязан  каждый  раз  тщательно  обсудить
вопрос  о  целесообразности  его  рассмотрения  в  закрытом судебном
процессе.  Например, дела о половых преступлениях несовершеннолетних
следует  рассматривать  в  закрытом  судебном заседании.  Необходимо
также иметь в виду, что согласно ч.2 ст.287 УПК решение о проведении
закрытого судебного заседания должно быть мотивировано в определении
(постановлении) суда.  Но,  как показало  изучение,  при  назначении
судебного    разбирательства    суды   зачастую   не   указывают   в
постановлении, по каким основаниям принимается такое решение.
     В соответствии    со  ст.433   УПК   вызов   несовершеннолетних
подозреваемого или  обвиняемого,  не  содержащихся  под  стражей,  к
следователю  или  в  суд  производится через их родителей или других
законных представителей,  а  если  несовершеннолетний  содержится  в
специальном   детском   учреждении   -   через  администрацию  этого
учреждения.  Однако  установлены  факты,  когда   несовершеннолетних
обвиняемых   вызывали  в  суд  непосредственно  самих,  а  не  через
родителей или других законных представителей.  Так,  суд  Советского
района  г.Гомеля  направил  повестку  о  вызове в судебное заседание
несовершеннолетнего Б.  на имя самого  обвиняемого  (уведомление  Б.
получил  в присутствии мастера ПТУ,  где учился).  Он же уведомлен о
том, что его родитель должен явиться в судебное заседание.
     Из  изученных  дел  видно,  что  некоторые  суды  для участия в
судебном    разбирательстве   вызывали  представителей  комиссий   и
инспекций  по  делам  несовершеннолетних,  а  также   представителей
учебно-воспитательных  учреждений  и трудовых коллективов, в которых
учился или работал несовершеннолетний, хотя  уголовно-процессуальным
законом  вызов  указанных  лиц в судебное заседание не предусмотрен.
Эти  представители могут быть допрошены судом в качестве свидетелей,
если  это  необходимо  для  выяснения  обстоятельств дела и данных о
личности несовершеннолетнего.
     Закон предусматривает обязательное участие защитника по делам о
преступлениях  несовершеннолетних  (ст.45 УПК),  независимо от того,
достиг  ли  последний  совершеннолетия  к  моменту  расследования  и
судебного  разбирательства.  Это  же  правило применимо и когда лицо
обвиняется в совершении нескольких  преступлений,  одно  из  которых
совершено   до   исполнения  восемнадцати  лет,  а  другое  -  после
достижения совершеннолетия.  Невыполнение этих  требований  является
существенным  нарушением  уголовно-процессуального закона,  влекущим
отмену  приговора  (ст.391  УПК).  Такое  нарушение,  в   частности,
допущено судом Заводского района г.Минска по делу Д.  и А. Указанные
лица на день рассмотрения  дела  в  суде  достигли  совершеннолетия,
однако  преступления  совершили будучи несовершеннолетними.  Поэтому
участие защитников в судебном разбирательстве являлось обязательным,
но  дело  рассмотрено  в  их  отсутствие,  в связи с чем президиумом
Минского городского суда приговор отменен.
     Защитниками в   уголовном   процессе   являются   адвокаты.  По
постановлению (определению) органа, ведущего уголовный процесс, либо
по  ходатайству подозреваемого или обвиняемого в качестве защитников
могут быть допущены близкие родственники либо законные представители
подозреваемого   или  обвиняемого,  которые  участвуют  в  уголовном
процессе наряду с адвокатом.
     Как  правило,  по  делам данной категории в качестве защитников
участвуют    профессиональные    юристы-адвокаты.    Бывают   однако
необоснованные    исключения,    когда    в    качестве    защитника
несовершеннолетнего участвует только его законный представитель.
     По ходатайству   15-летнего   Б.,  обвинявшегося  в  совершении
преступления,  предусмотренного ч.1 ст.205  УК,  на  предварительном
следствии  и  в суде в качестве защитника принимала участие его мать
Б-в,  имеющая среднее образование, рабочая. Она же признана законным
представителем   несовершеннолетнего  Б.,  то  есть  обладала  всеми
правами указанных субъектов, предоставленными им законом.
     Основное   содержание  процессуальной  деятельности   защитника
заключается  в  том,  чтобы  защитить обвиняемого от необоснованного
обвинения,  представить следователю, прокурору, суду доказательства,
опровергающие   обвинение,  выявить  обстоятельства,   оправдывающие
подозреваемого,  обвиняемого,  а  также  смягчающие  ответственность
обвиняемого, и оказывать им необходимую юридическую помощь.
     Как  видно  из  материалов  дела,  участие  защитника  Б-в   на
предварительном  следствии выразилось в присутствии при производстве
таких   процессуальных  действий,  как  допросы  и  ознакомление   с
материалами  дела,  а в судебном заседании - в кратком выступлении в
судебных прениях, где она обратилась к суду с просьбой оставить сына
на  свободе, дать ему возможность учиться, обещала возместить ущерб.
Мнения  о  доказанности обвинения, смягчающих обстоятельствах она не
высказала.
     Представляется,  что  действительное  процессуальное  равенство
сторон защиты и обвинения по данному делу создано не было, поскольку
со  стороны обвинения в процессе участвовал профессиональный юрист -
государственный      обвинитель,    а    надлежащим       защитником
несовершеннолетний обвиняемый обеспечен не был.
     Одной из особенностей производства  по  делам  о  преступлениях
несовершеннолетних  является  участие  их  законных представителей в
уголовном  деле.  Законодателем  закреплена  норма  об  обязательном
участии  указанных  лиц  в  уголовном деле с момента первого допроса
несовершеннолетнего  в  качестве  подозреваемого   или   обвиняемого
(ст.436 УПК) и о вызове родителей или иных законных представителей в
судебное  заседание  (ст.437  УПК).  Данные  требования  закона   на
практике выполняются не всегда.
     Т., подозреваемая в совершении  преступления,  предусмотренного
ч.1  ст.207  УК,  допрошена  в  этом  качестве  27  сентября 2001 г.
Постановление о  признании  законным  представителем  ее  матери  Е.
вынесено почти через месяц после допроса - 23 октября 2001 г.
     Согласно ч.1    ст.56     УПК     законными     представителями
подозреваемого,   обвиняемого  являются  их  родители,  усыновители,
опекуны  или  попечители,   представляющие   при   производстве   по
уголовному   делу  интересы  несовершеннолетних.  При  отсутствии  у
подозреваемого,  обвиняемого законного представителя лиц  из  числа,
указанных  в  ч.1  ст.56  УПК,  орган,  ведущий  уголовный  процесс,
признает их законным представителем  орган  опеки  и  попечительства
(ч.2 ст.56 УПК). Содержащийся в указанной норме закона перечень лиц,
которые   могут    быть    законными    представителями,    является
исчерпывающим.
     Как показало изучение уголовных  дел,  органы  предварительного
следствия  и  суды  в  некоторых  случаях в нарушение требований ч.1
ст.56  УПК  привлекают  в  качестве  законных  представителей   (при
отсутствии    родителей,    усыновителей)    близких   родственников
несовершеннолетних,  не назначенных надлежащим образом их  опекунами
или попечителями.
     По делу  несовершеннолетнего  обвиняемого   П.   его   законным
представителем  признана  старшая  сестра Ж.,  которая на протяжении
пяти лет, в отличие от П., проживала отдельно от семьи. Ж. сообщила,
что  их  мать  не  может  быть  законным  представителем  в  связи с
болезнью,  но соответствует ли это  действительности,  не  выяснено.
Также неизвестно, почему отец П. не был привлечен к участию в деле в
качестве законного представителя  своего  несовершеннолетнего  сына.
Данных  о  том,  что  Ж.  назначена  попечителем несовершеннолетнего
брата,  в  материалах  дела  нет  (отдел  УСК  по  г.Полоцку  и  суд
г.Полоцка).
     Не  могут  быть  законными  представителями  лица,   признанные
недееспособными (ч.1 ст.56 УПК).
     В соответствии с п.2 ч.4 ст.56 УПК не  может  быть  признано  и
допущено  к  участию  в  производстве  по уголовному делу в качестве
законного    представителя    несовершеннолетнего    подозреваемого,
обвиняемого лицо,  которому вменяемым подозреваемому или обвиняемому
деянием,  предусмотренным  уголовным  законом,  причинен  вред.   Из
названной  нормы следует,  что законным представителем не может быть
признан и  допущен  родитель,  усыновитель,  опекун  или  попечитель
несовершеннолетнего    подозреваемого,    обвиняемого,   преступными
действиями которых причинен вред,  если эти действия вменяются им  в
вину. В этом случае функции законного представителя должен выполнять
представитель органа опеки и попечительства.
     Законный  представитель  может  быть  отстранен  от  участия  в
судебном  разбирательстве,  если  в  ходе  судебного разбирательства
установлено,    что    его    действия    наносят  ущерб   интересам
несовершеннолетнего обвиняемого (п.2 ст.437 УПК).
     Обстоятельствами,    влекущими   недопущение  или   отстранение
законного  представителя  от  участия  в деле, кроме указанных выше,
являются лишение родителей (усыновителей) родительских прав, а также
отстранение  соответствующими  органами  опекунов  и  попечителей от
выполнения возложенных на них обязанностей.
     В некоторых  случаях  участие  родителей  в  уголовном  деле  в
качестве   законных   представителей   нецелесообразно   в  силу  их
личностного поведения в быту (пьянство, невыполнение обязанностей по
воспитанию   детей  и  т.п.).  В  качестве  примера  можно  привести
уголовное дело по обвинению К.,  1985 года рождения,  который в 1999
году  окончил семь классов средней школы и с тех пор нигде не учился
и не работал.  С 10-летнего возраста состоял на учете в инспекции по
делам  несовершеннолетних  Борисовского РОВД,  неоднократно совершал
правонарушения.  Попытка направить его в  2000  году  в  специальное
учебно-воспитательное    учреждение   не   удалась,   поскольку   он
категорически  отказался   пройти   медкомиссию,   ушел   из   дома,
бродяжничал и совершил преступление. По приговору суда г.Борисова от
11 мая 2001 г.  за совершение краж К.  осужден на три  года  лишения
свободы  с применением ст.44-1 УК 1960 года. Но и после осуждения К.
своего поведения не изменил,  не работал и не  учился,  пьянствовал,
совершил  семь  административных  правонарушений,  рассматривался на
заседании комиссии по делам несовершеннолетних.  В связи  с  этим  в
суд    г.Борисова  был  направлен  материал  об  отмене  отсрочки  и
направлении К.  в места лишения свободы.  Однако еще до рассмотрения
этого вопроса он совершил новое преступление.
     Как видно  из  материалов  дела,  К.  воспитывался  в  неполной
неблагополучной семье. Его мать Т. нигде не работала, злоупотребляла
спиртными  напитками,  злостно  уклонялась   от   выполнения   своих
родительских   обязанностей,  за  что  неоднократно  привлекалась  к
административной ответственности по ч.1  ст.162  КоАП.  Несмотря  на
это, она была привлечена к участию в производстве по уголовному делу
в качестве законного представителя.  Представляется,  что по данному
делу вопрос о законном представителе решен формально.
     По смыслу  ч.1   ст.56   УПК   законные   представители   лица,
совершившего   преступление   в   возрасте   до   восемнадцати  лет,
представляют его интересы до достижения им совершеннолетия.  Поэтому
если  лицо,  совершившее преступление в несовершеннолетнем возрасте,
ко  времени  рассмотрения  дела  в  суде  достигло  совершеннолетия,
функции законного представителя прекращаются.
     Не всегда на предварительном следствии и в  судебном  заседании
законным представителям разъясняются их права, предусмотренные ст.57
УПК.
     Существенным недостатком  в  деятельности судов по рассмотрению
этой  категории  дел  является  невыполнение   некоторыми   из   них
требований закона об обязательном участии педагога или психолога при
допросе несовершеннолетнего обвиняемого в судебном заседании (ст.435
УПК).  Между  тем  показания  несовершеннолетнего подозреваемого или
обвиняемого,  данные в отсутствие  педагога  или  психолога,  должны
рассматриваться  как  полученные с грубым нарушением закона,  они не
имеют юридической силы,  в соответствии с ч.5 ст.105 УПК  признаются
недопустимыми  и не могут использоваться в качестве доказательств по
делу.
     В соответствии   с   ч.1   ст.62   УПК  педагог  или  психолог,
участвующие    в    допросе    несовершеннолетних    подозреваемого,
обвиняемого,  являются  специалистами.  В  этом качестве они обязаны
представить   органу,   ведущему   уголовный   процесс,   документы,
подтверждающие  специальную  квалификацию,  и сообщить по требованию
этого органа,  а также сторон в судебном заседании сведения о  своем
профессиональном   опыте  и  отношениях  с  лицами,  участвующими  в
производстве по материалам и уголовному делу (пп.2  и  3  ч.3  ст.62
УПК).
     Вызываемые  для  участия  в допросе педагог или психолог должны
иметь  удостоверение  для  участия  в  производстве   процессуальных
действий   (п.5 Положения о порядке привлечения педагога (психолога)
для  участия  в  уголовном  процессе,  утвержденного  постановлением
Совета  Министров  Республики  Беларусь  от  24  октября  2001  г. №
1533)*.
_____________________________
     *Национальный реестр  правовых актов Республики Беларусь,  2001
г., № 102, 5/9250.
 
     Права и обязанности педагога (психолога) определяются  ст.ст.62
и  435  УПК.  Эти  права  следователь,  прокурор разъясняют педагогу
(психологу)  перед  допросом   несовершеннолетнего   подозреваемого,
обвиняемого,   о   чем   делается  отметка  в  протоколе  допроса  и
удостоверяется подписями педагога (психолога) и лица,  производящего
допрос.  Факт  разъяснения  педагогу  (психологу)  прав  в  судебном
заседании фиксируется в протоколе судебного заседания.  Кроме  того,
указанный  участник  уголовного процесса должен быть предупрежден об
ответственности по ст.133 УПК.
     Изучением установлено,   что   судами   не  всегда  соблюдаются
требования закона,  характеризующие права этих участников уголовного
процесса.  По ряду дел из протоколов судебного заседания видно,  что
педагогам (психологам) их права не  разъяснялись.  Или  же  в  одних
случаях  разъяснялись права,  предусмотренные ст.62 УПК,  в других -
закрепленные в ст.435 УПК.  Некоторые суды  разъясняли  права  не  в
подготовительной части судебного заседания,  а непосредственно перед
допросом несовершеннолетнего обвиняемого.
     Педагог  или  психолог участвуют лишь по делам в отношении лиц,
не достигших восемнадцати лет к моменту допроса. Если лицо совершило
преступление   до  указанного  возраста,  но  на  день  допроса   на
предварительном    следствии  или  в  судебном  заседании   достигло
совершеннолетия,  то участие педагога или психолога в его допросе не
требуется.   Однако  следует  иметь  в  виду,  что  при   достижении
обвиняемым    18-летнего  возраста  во  время  судебного   следствия
прекращение участия педагога или психолога не допускается.
     По изученным  делам  наряду  с  несовершеннолетними осуждено 17
взрослых соучастников,  10 из них оправданы по ст.172  УК.  По  этим
делам   видно,   что   в   ходе  расследования  неполно  исследуются
обстоятельства,  связанные  с   конкретными   способами   вовлечения
несовершеннолетних   в   преступления,   а   по  некоторым  делам  в
постановлении о предъявлении обвинения не называются эти способы, не
уделяется  должное  внимание  доказательствам  об  информированности
взрослых о несовершеннолетнем  возрасте  вовлекаемых  лиц,  а  также
конкретным    действиям    по    вовлечению   несовершеннолетних   в
преступление. По этим причинам обвинение признавалось недоказанным с
последующим  оправданием.  По  большинству таких дел от обвинения по
ст.172 УК в судебном заседании отказался государственный обвинитель.
     Старший следователь отдела по Новобелицкому району г.Гомеля УСК
МВД по Гомельской области привлек Т.  к уголовной ответственности за
преступления,   предусмотренные   ч.3   ст.205   и  ч.3  ст.172  УК.
Следователь   не   выяснил,   как   конкретно   Т.   вовлек   своего
несовершеннолетнего брата в совершение преступления, в постановлении
о  привлечении  в  качестве  обвиняемого  не   содержится   описания
преступления,  предусмотренного  ст.172 УК.  Более того,  в судебном
заседании установлено,  что  инициатором  преступления  являлся  сам
несовершеннолетний.  Государственный  обвинитель в суде отказался от
обвинения Т. в этой части. При таких обстоятельствах суд обоснованно
оправдал Т. по ст.172 УК.
     Если лицо привлекается к ответственности по  ст.172  УК,  то  в
соответствующих   процессуальных   документах  должны  быть  указаны
конкретные  действия  взрослых,  вовлекающих  несовершеннолетних   в
преступления.  В практике же встречаются случаи, когда в одних и тех
же процессуальных документах (постановлении о привлечении в качестве
обвиняемого  или  приговоре)  по  одному  и тому же факту вовлечения
несовершеннолетнего в совершение преступления описываются  различные
его способы.  Например, из постановления о предъявлении обвинения К.
следует,  что он совершил преступление,  предусмотренное ч.2  ст.205
УК,  совместно с несовершеннолетним П.,  и "заведомо зная, что П. не
достиг 18-летнего  возраста,  вовлек  последнего  в  преступление  -
совершение  кражи  путем  обещания  выгоды".  В  следующем  за  этим
предложении уже сделан вывод,  что  "К.  совершил  вовлечение  путем
обмана".
     Суд  г.Орши при описании в приговоре этого преступления указал,
что  К.  вовлек  несовершеннолетнего  П.  в  совершение  кражи путем
уговоров  и предложений, а при мотивировке квалификации преступления
и в резолютивной части приговора - путем обещаний и иным способом.
     Анализ    статистических    данных    о  назначении   наказаний
несовершеннолетним  показывает,  что  удельный  вес наказания в виде
лишения  свободы  в  2000-2001 гг. не превышал 29%. Значительно чаще
применяется  наказание  в  виде  исправительных работ (в 2001 году -
7,7%).  Наказания  в  виде  штрафа,  общественных  работ  и ареста в
минувшем году назначены 21,2% осужденных.
     Достаточно широко суды применяют такие виды иных мер  уголовной
ответственности,   как  отсрочка  исполнения  наказания  и  условное
неприменение наказания (в 2001 году - соответственно 29,2% и 9,1%).
     Принудительные  меры  воспитательного  характера  (ст.117 УК) в
2001 году применены в отношении 5,2% осужденных.
     Изучение дел показало,  что суды зачастую  назначают  наказание
несовершеннолетним с применением ст.70 УК. Широкое применение данной
статьи  при  назначении  наказания  несовершеннолетним   за   тяжкие
преступления  свидетельствует  о  том,  что  санкции  за  совершение
некоторых наиболее распространенных тяжких  преступлений  (например,
кража  с  проникновением в жилище) не всегда позволяют судам избрать
справедливое наказание,  способствующее исправлению и перевоспитанию
несовершеннолетнего обвиняемого.
     Применение ст.70 УК при назначении наказания по изученным делам
в основном обоснованное.
     Вместе с тем установлено,  что  некоторые  суды  при назначении
наказания несовершеннолетним с применением ст.70 УК,  в том числе за
тяжкие преступления,  не учитывают  в  достаточной  степени  данные,
характеризующие личность несовершеннолетнего обвиняемого, в то время
как применение ст.70 УК обусловлено в первую  очередь необходимостью
учета этого фактора.
     Суд Московского  района  г.Бреста  признал  несовершеннолетнего
виновным в краже,  совершенной повторно, с проникновением в жилище и
назначил по ч.3 ст.205 УК с применением ст.70  УК наказание  в  виде
штрафа в размере двух минимальных заработных плат в сумме 15000 руб.
     Суд признал доказанными факты краж,  совершенных В. Обосновывая
применение  ст.70  УК,  в  приговоре  указал:  несмотря  на то,  что
обвиняемый более года находился в Могилевской спецшколе для детей  и
подростков,  нуждающихся  в  особых  условиях  воспитания,  совершил
тяжкое преступление,  к нему следует  применить  ст.70  УК,  признав
исключительными  обстоятельствами его 14-летний возраст,  воспитание
без отца,  заверения в осознании вины  и  намерении  стать  на  путь
исправления.
     Однако из материалов дела видно,  что В. состоял на учете в ИДН
Ленинского РОВД г.Бреста как токсикоман,  был направлен в спецшколу.
За время учебы характеризовался отрицательно,  бродяжничал, совершал
кражи,  употреблял спиртные напитки.  После возвращения из спецшколы
на путь исправления не стал,  в группе с другими несовершеннолетними
участвовал  в  ряде  краж  из квартир и автомобилей,  но к уголовной
ответственности не привлечен из-за недостижения возраста привлечения
к уголовной ответственности.  Из заключения эксперта следует, что В.
токсикоман и,  кроме того,  установлено бытовое пьянство. В процессе
предварительного  следствия  В.  скрылся,  был  объявлен его розыск,
после задержания заключен под стражу.
     Назначение судом   при   таких   данных  о  личности  виновного
наказания с применением ст.70  УК  в  виде  штрафа  нельзя  признать
обоснованным,  обеспечивающим  цели  исправления,  перевоспитания  и
предупреждения новых преступлений.
     Основанием для  назначения  наказания ниже низшего предела либо
более мягкого,  чем предусмотрено соответствующей статьей  Особенной
части  УК,  является  наличие  обстоятельств,  связанных  с  целями,
мотивами,  ролью лица и его поведением во время и  после  совершения
преступления.  Иногда  суды назначают наказание несовершеннолетним с
применением ст.70 УК без  учета  тяжести  и  общественной  опасности
совершенного   преступления,   мотивов  и  роли  несовершеннолетнего
обвиняемого  в  совершенном  преступлении.  Так,  суд  Столбцовского
района   признал   несовершеннолетнего   С.  виновным  в  умышленном
причинении тяжких телесных повреждений из хулиганских  побуждений  и
назначил  по  ч.2  ст.147 УК с применением ст.70 УК один год лишения
свободы.  Принимая во внимание  тяжесть  совершенного  преступления,
следует  признать,  что  назначенное  С.  наказание не соответствует
характеру и степени общественной опасности содеянного.
     Применение ст.70  УК  при  назначении  наказания должно быть во
всех  случаях  мотивировано   в   описательно-мотивировочной   части
приговора. Некоторые суды мотивируют применение данной статьи, в том
числе несовершеннолетним,  совершившим тяжкие  преступления,  только
ссылкой на их возраст, что нельзя считать правильным. К примеру, суд
Браславского района осудил К.  по ч.1 ст.207 УК с применением  ст.70
УК  на  два года лишения свободы,  по ч.1 ст.154 УК на шесть месяцев
лишения свободы и на основании  ч.3  ст.72  УК  на  два  года  шесть
месяцев лишения свободы, сославшись при мотивировке применения ст.70
УК лишь на несовершеннолетний возраст обвиняемого.
     Отдельные суды  в  описательно-мотивировочной  части  приговора
вообще не мотивируют применение  ст.70  УК.  Суд  Советского  района
г.Гомеля признал несовершеннолетнего Е.  виновным в приобретении для
личных нужд наркотического вещества (марихуаны) и осудил его по  ч.1
ст.328  УК с применением ст.70 УК к общественным работам.  Ссылка на
применение  ст.70  УК  содержится  только   в   резолютивной   части
приговора,  а  в  описательно-мотивировочной части какие-либо мотивы
применения указанной нормы закона не приведены.
     При изучении  дел установлено,  что в некоторых случаях суды не
соблюдают требования ч.4 ст.43 УК,  согласно  которой  судимости  за
преступления,  совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет,  не
учитываются  при  признании  рецидива  преступлений.  Например,   по
приговору суда Минского района  и  г.Заславля К.  признан виновным в
совершении в состоянии алкогольного опьянения  хулиганских  действий
группой   лиц,  сопровождавшихся  применением  насилия  в  отношении
потерпевших.  К.,  1984 года рождения, был судим в ноябре 1999 г. по
ч.2 ст.87 и ч.3 ст.87 УК с применением ст.ст.42, 44-1 и ч.3 ст.39 УК
на три года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на  два
года.
     Мотивируя назначение наказания по ч.2 ст.339 УК  с  применением
ст.70  УК,  суд в описательно-мотивировочной части приговора вопреки
требованиям ч.4 ст.43 УК  указал,  что  в  действиях  К.  признается
опасный  рецидив  и  наказание ему назначается по правилам ч.3 ст.65
УК.
     В протесте заместителя Председателя Верховного Суда в президиум
Минского  областного  суда  указано  на  то,  что  К.  осуждался  за
преступления,  совершенные  в возрасте до восемнадцати лет,  и вновь
совершил преступление в  несовершеннолетнем  возрасте,  поэтому  суд
необоснованно    признал    совершение    обвиняемым    хулиганства,
предусмотренного ч.2 ст.339 УК,  при опасном рецидиве и  неправильно
сослался на ч.3 ст.65 УК.
     В ч.2 ст.62 УК оговорено,  что наказание в виде лишения свободы
может   быть   назначено   лишь  при  условии,  что  цели  уголовной
ответственности не могут быть достигнуты применением  более  мягкого
наказания,  предусмотренного соответствующей статьей Особенной части
УК.  При назначении наказания в виде  лишения  свободы  в  приговоре
должны  быть  изложены мотивы,  которые безусловно свидетельствуют о
необходимости избрания такой меры наказания, как лишение свободы.
     Как показывает  изучение  дел,  суды  не  всегда  мотивируют  в
описательно-мотивировочной части приговора необходимость  назначения
несовершеннолетнему обвиняемому наказания в виде лишения свободы.  К
примеру,  суд  Толочинского  района  осудил  несовершеннолетнюю  С.,
которая  тайно  похитила из сумочки потерпевшей кошелек с деньгами в
сумме 35000 руб., по ч.1 ст.205 УК на шесть месяцев лишения свободы.
При   этом  суд  в  приговоре  не  привел  мотивов  избрания  такого
наказания.
     Согласно ст.111   УК   штраф   назначается  лицу,  совершившему
преступление  в  возрасте  до  восемнадцати  лет,  если  оно   имеет
самостоятельный   заработок   или   имущество.   При   изучении  дел
установлено,  что некоторые суды назначают наказание в  виде  штрафа
несовершеннолетним,   не   имеющим  самостоятельного  заработка  или
имущества и очевидно лишенным возможности уплатить штраф.
     В соответствии    со   ст.109   УК   применение   в   отношении
несовершеннолетних дополнительной меры наказания в виде  конфискации
имущества  не  предусмотрено.  Однако  вопреки указанному требованию
закона отдельные суды применяют в отношении  несовершеннолетних  это
дополнительное наказание.
     Осуждение без  назначения  наказания  может  быть  применено  к
несовершеннолетнему, совершившему преступление, при наличии условий,
предусмотренных ст.79 УК. Одним из таких условий является совершение
преступления   впервые.  При  решении  вопроса  о  том,  впервые  ли
совершено   лицом   преступление,    необходимо    руководствоваться
положениями  ч.3 ст.41 УК.  Но некоторые суды применяют ст.79 УК без
учета указанных требований закона.
     По приговору  суда Бобруйского района от 17 декабря 2001 г.  С.
признан виновным  в  краже  повторно  и  в  соответствии со ст.79 УК
осужден по ч.2 ст.205 УК без назначения  наказания.  Между  тем  С.,
1986  года  рождения,  был  судим в 2001 году по ч.3 ст.87 УК на два
года лишения  свободы  условно  с  испытательным  сроком  один  год,
поэтому суд не вправе был применять ст.79 УК.
     Принудительные меры воспитательного характера,  перечисленные в
ст.117 УК, не являются по существу уголовным наказанием и преследуют
цели   исправления  несовершеннолетнего  без  применения  уголовного
наказания.  Если  в  результате  рассмотрения  уголовного   дела   в
отношении   несовершеннолетнего,   совершившего   преступление,   не
представляющее   большой   общественной   опасности,   или   впервые
совершившего  менее  тяжкое преступление,  суд придет к выводу,  что
цели уголовной ответственности могут быть достигнуты без  назначения
наказания,  суд  вправе  применить  меры  воспитательного характера,
предусмотренные ст.117 УК. По изученным делам в основном применялись
такие    принудительные    меры   воспитательного   характера,   как
предостережение,  заключающееся  в  разъяснении  несовершеннолетнему
последствий,   предусмотренных  Уголовным  кодексом,  при  повторном
совершении преступлений, и ограничение свободы досуга.
     Некоторые суды,      применяя      ст.117     УК,     назначают
несовершеннолетнему   обвиняемому   несколько   принудительных   мер
воспитательного характера. Например, суд Любанского района осудил Л.
по ч.1 ст.328 УК, назначив ему в соответствии со ст.117 УК следующие
принудительные   меры  воспитательного  характера:  предостережение,
ограничение  свободы  досуга,  ограничение  пребывания  вне  дома  в
определенное   время  суток  и  возложил  обязанность  являться  для
регистрации в орган,  который будет  осуществлять  контроль  за  его
поведением.
     Поскольку   в  законе  не  содержится  запрета  на   применение
нескольких    мер    воспитательного  характера,  то  решения   суда
обоснованны.
     При    изучении    установлено,    что,   избирая  такую   меру
воспитательного  характера, как предостережение, суды ограничиваются
указанием  об  этом  только  в  приговоре,  а  в протоколе судебного
заседания    чаще    всего    не   содержится  записи  о  том,   что
несовершеннолетнему  разъяснены  последствия  повторного  совершения
преступлений.
     Как  показывает  изучение  дел, при назначении наказания лицам,
признанным виновными в вовлечении несовершеннолетних в преступление,
суды  не  всегда  учитывают  конкретные  обстоятельства  вовлекаемых
преступных действий.
     По приговору суда Копыльского района 3., проходивший практику в
средней школе в  качестве  стажера  преподавателя,  осужден  по  ч.2
ст.205,  ч.1  ст.172  УК  с применением ст.ст.70,  72 УК на два года
исправительных работ с удержанием 25% заработка в доход государства.
Несовершеннолетние  обвиняемые  Л.,  К.,  К-ок,  которых он вовлек в
совершение краж,  осуждены по ч.2 ст.205  УК  на  два  года  лишения
свободы условно.
     Назначая  3. наказание  в  виде  исправительных работ, суд учел
данные,    относящиеся  к  личности  обвиняемого,  в  том  числе   и
положительную  характеристику с места работы. Однако при этом суд не
дал  оценку  тому обстоятельству, что 3. работал в школе, достоверно
знал  о  несовершеннолетии  обвиняемых  и  тем не менее предложил им
участвовать в совершении краж автомагнитол, что установлено в суде и
не  оспаривалось  самим 3. Наказание в виде исправительных работ при
таких   обстоятельствах  совершения  преступления  нельзя   признать
справедливым вследствие мягкости.
     Разрешая гражданские  иски  о  возмещении  вреда,  причиненного
преступлением несовершеннолетнего,  суды руководствуются  ст.ст.942,
943  ГК,  регламентирующими  вопросы возмещения вреда,  причиненного
несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет и от четырнадцати
до   восемнадцати   лет,  и  обоснованно  взыскивают  вред  с  самих
несовершеннолетних  обвиняемых  в  возрасте   от   четырнадцати   до
восемнадцати  лет  и их родителей или иных законных представителей в
тех  случаях,  когда  установлено,  что  у  несовершеннолетнего  нет
доходов или иного имущества,  достаточного для возмещения вреда.  Но
некоторые суды при таких обстоятельствах взыскивают ущерб  только  с
несовершеннолетнего   обвиняемого.  Так,  суд  г.Орши  осудил  Ч.  и
несовершеннолетнего С.  по ч.2 ст.205 УК и постановил взыскать с них
солидарно   в   пользу   потерпевшего   303300   руб.  в  возмещение
материального  вреда,  причиненного  преступлением.  Между  тем   из
материалов  дела видно,  что С.  - учащийся ПТУ,  своего заработка и
имущества не имеет,  и в силу ст.943 ГК  обязанность  по  возмещению
ущерба следовало возложить не только на него,  но и на его родителей
в долевом порядке.
     В судебной  практике  отмечаются и другие ошибки при разрешении
гражданских исков о возмещении  вреда,  причиненного  преступлениями
несовершеннолетних:  дополнительная  ответственность  по  возмещению
вреда возлагается только на одного из родителей при  наличии  обоих;
дополнительная ответственность возлагается на обоих родителей,  хотя
признан гражданским ответчиком и вызывался в  суд  только  один;  не
всегда оба родителя признаются гражданскими ответчиками и вызываются
в суд;  на родителей возлагается солидарная  ответственность  вместо
долевой;  взыскиваются  материальный и моральный вред в одной сумме,
тогда как взыскание должно производиться раздельно.
     Обращает    на  себя  внимание  и  то  обстоятельство,  что   в
описательно-мотивировочной  части  приговора  суды  чаще  всего   не
мотивируют  размер  суммы, взыскиваемой в возмещение материального и
морального вреда.
     Устранение  отмеченных  в обзоре ошибок и недостатков приблизит
суды  к  неукоснительному  следованию  закону при рассмотрении дел о
преступлениях несовершеннолетних.
 
Судебная коллегия по уголовным делам,
управление обобщения судебной практики
Верховного Суда Республики Беларусь

Популярные новости
Разное
Банерообмен
Курсы валют Национального Банка РБ
30.10.201431.10.2014
Евро 13650 13480
Доллар США 10710 10710
Фунт стерлингов 17273.62 17107.62
Российский рубль 251.5 247
Украинская гривна 827.03 830.23
Польский злотый 3232.43 3186.22
Японская иена 99.162 98.081
Статистика
Правовые акты по году принятия